Что такое антропология и суть этой удивительной науки

Что такое антропология и суть этой удивительной науки

Термин «антропология» греческого происхождения, в нем соединены два понятия: антропос (человек) и логос (наука). Дословный перевод — «наука о человеке».

Изучать человека можно с самых разных точек зрения: как биологическое существо, занимающее вполне определенное место в классе млекопитающих и в отряде приматов, и как существо социальное, жизнь и развитие которого могут протекать только в условиях общества и общественного производства.

Такая «двойственность» природы человека обусловила различие содержания, которое вкладывалось в понятие «антропология» учеными разных стран в разные исторические эпохи. Сейчас в США и во многих странах Западной Европы под антропологией понимают практически всю совокупность знаний о человеке, включая не только физическую организацию человека, но также его материальную и духовную культуру, психологию, религию, язык, нравы и обычаи, народное творчество и так далее.

В России антропология — биологическая наука. Она, не оставляя без внимания социальные факторы жизни и развития человека, изучает только физическую организацию его и ее изменения во времени и пространстве.

Основных разделов в антропологии три: морфология человека, антропогенез и расоведение. Морфология изучает закономерности изменения физической структуры человека, влияние на нее трудовых процессов, занятий спортом и других внешних и внутренних факторов. Надо заметить, что работы морфологов позволили, в частности, определить наиболее часто встречающиеся комбинации размеров тела человека, а это дало возможность организовать на научной основе массовое производство предметов индивидуального пользования — одежды, обуви, перчаток, головных уборов и прочих вещей.

В разделе антропогенеза изучается процесс эволюционного формирования человека, начиная от обезьяноподобного предка, исследуются факторы, влияющие на этот процесс, особенно роль труда.

Расоведение занимается исследованием человеческих рас, историей их формирования и расселения по территории Земли, изучает антропологический состав народов мира.

В России антропология как самостоятельная научная дисциплина сформировалась во второй половине прошлого века. Недостаток средств, зависимость от кошелька отдельных меценатов отразились, конечно, на развитии науки, однако русская антропология дала таких всемирно известных ученых, как К. М. Бэр, Н. Н. Миклухо-Маклай, А. П. Богданов, Д. Н. Анучин.

Первые шаги советской антропологии тесно связаны с именем академика Д. Н. Анучина. По его инициативе в 1919 году в Московском университете была организована кафедра, а в 1922 году — институт, ставший со временем крупнейшим центром антропологических исследований в стране. После смерти Д. Н. Анучина в 1923 году институт и кафедру возглавил его ученик — В. В. Бунак. Он отдал любимой науке почти 60 лет жизни и справедливо считается основоположником советской антропологической школы.

С созданием института началось плановое развитие научно-исследовательских работ. Многочисленные и хорошо подготовленные экспедиции позволили провести массовое обследование населения различных районов страны и получить ценные материалы по расовым и конституциональным особенностям людей, по физическому развитию и другим характеристикам. Широкий размах приобрели систематические сборы материалов по древнему населению Советского Союза и их изучение в этническом аспекте. Надо сказать, что антропологические данные являются весьма важным историческим материалом при решении проблем этногенеза.

— Владимир Павлович, судя по названию вашей должности, вы являетесь руководителем двух учреждений — института и музея!

— Нет. Музей антропологии как самостоятельное учреждение не существует: с 1950 года он слит с институтом в одну организацию, которая получила официальное название Научно-исследовательский институт и музей антропологии имени Д. Н. Анучина Московского госуниверситета. Пользуясь случаем, представлю это подразделение института.

Основали музей два профессора Московского университета — А. П. Богданов и Д. Н. Анучин. Базой послужили материалы первой Всероссийской антропологической выставки, проходившей в 1879 году в Москве.

Музей постоянно пополняется экспонатами, которые исследователи и путешественники привозят из экспедиций. На сегодняшний день здесь насчитывается около 400 000 единиц хранения. В их числе, кроме обширных краниологических коллекций, предметы культуры и быта, орудия труда разных народов, археологические находки из стоянок неандертальцев и кроманьонцев, обитавших в эпоху каменного века — несколько десятков тысячелетий назад.

В 1982 и 1983 годах ряд экспонатов музея побывал в Японии, где была развернута советская антропологическая выставка, посвященная проблеме происхождения человека. Выставка привлекла много посетителей, прошла с большим успехом и была высоко оценена японской прессой.

— Поскольку вы коснулись темы происхождения человека, не могли бы вы сказать, какие вопросы находятся сейчас в центре внимания сотрудников лаборатории антропогенеза и произошли пи за последнее время какие-либо существенные перемены во взглядах на проблему эволюционного формирования человека!

— Принципиальных изменений в научных взглядах на эту проблему нет: дарвиновская теория антропогенеза, согласно которой человек произошел от древнего обезьяноподобного предка, и трудовая теория Энгельса продолжают оставаться материалистическим фундаментом современных естественнонаучных и философских представлений о происхождении человека.

Однако традиционные представления о древнейшем прошлом человечества претерпели некоторые изменения, и причиной этого стали сенсационные находки в Танзании, Кении, Эфиопии и некоторых других местах.

Сравнительно недавно — до начала шестидесятых годов — бытовало убеждение, что древнейшими людьми были питекантропы, синантропы и близкие к ним формы, жившие на Земле 700—400 тысяч лет назад. Открытия в Африке показали, что задолго до питекантропов и синантропов, примерно два миллиона лет назад, существовали более примитивные люди, создавшие древнейшую культуру — олдувайскую или галечную. Этот тип людей получил название «гомо хабилис» — «человек умелый».

До обнаружения «гомо хабилиса» не было ясности в вопросе о непосредственных предках древнейших людей, а сейчас вряд ли кто из ученых сомневается в том, что предками были высокоразвитые человекообразные обезьяны — австралопитековые. Как показали исследования ископаемых останков этих существ, наиболее древние из австралопитековых жили около 5,5 миллионов лет назад и область их распространения была довольно обширна.

Открытия, сделанные в Африке, показали, что единственно надежной и точной гранью раздела между «последней» обезьяной и «первым» человеком является трудовая деятельность, то есть изготовление орудий труда. Если при раскопках такие орудия не обнаружены, отличить древнейшего человека от примата типа австрапопитековых только по костным остаткам практически невозможно.

Сейчас научные сотрудники лаборатории антропогенеза в нашем институте заняты исследованием находок, обнаруженных на стоянках древних людей в Крыму, на Северном Кавказе и в районе города Владимира. Результаты исследований, когда завершатся работы, будут опубликованы.

— Какие интересные исследования ведутся по темам этнической антропологии!

— Старшее поколение советских антропологов проделало большую работу по антропологическому описанию практически всех народов нашего многонационального государства и заложило основу представлений об их этническом развитии. Исследования, которые проводятся сейчас, связаны с демографическими изменениями в структуре населения, с проблемами адаптации мигрантов к новым условиям. Так, например, ведется изучение населения Камчатской области. С некоторой долей условности мы делим его на несколько категорий (или групп) в зависимости от срока пребывания в этом регионе. Первая категория — коренные камчадалы — ительмены и коряки. Вторая — русские старожилы, потомки казаков и крестьян, переселившихся сюда в XVIII и XIX веках, эвены. Третья — приехавшие в шестидесятые годы нынешнего столетия. Четвертая категория — те, кто родился на Камчатке у переселенцев третьей группы.

Детальное обследование еще не закончено, но уже сейчас можно утверждать, что ученые смогут выяснить закономерность изменчивости различных функциональных признаков у населения этого региона при адаптации к окружающим условиям.

— Вопросы адаптации человека к новым условиям среды интересны для многих, так как в наши дни бурно идет освоение новых районов, туда выезжают на работу и на постоянное жительство семьями. Кроме того, возросло число командировок советских специалистов в тропические страны. Какими сведениями располагают антропологи об адаптации, в частности, детей к новым климатическим и географическим условиям?

— Вопрос актуален, и уже в течение ряда лет научные сотрудники лаборатории возрастной антропологии изучают адаптацию детей и подростков к различным климатическим и географическим зонам. Обследовано более 20 тысяч школьников, в том числе русские, буряты, таджики, узбеки, киргизы. Выяснилось, что климатические факторы практически не влияют на развитие детей, если условия жизни не являются экстремальными. А вот экстремальные условия, например, проживание в высокогорных районах, серьезно отражаются на детском организме: замедляются темпы роста, отстает от нормального общее развитие ребенка. Такие отклонения от нормы — следствие адаптации организма к гипоксии — недостатку кислорода из-за разреженности воздуха на большой высоте.

Проблемами адаптации человеческих популяций к различным условиям среды занимаются и в лаборатории физиологической антропологии. Здесь изучены телесные и функциональные особенности более сорока популяций, обитающих в разных климатических зонах Советского Союза. Выявилась вполне определенная связь между изменчивостью физиологических признаков данной популяции и климатическими факторами зоны ее обитания. И сейчас появились основания для предположения, что некоторые особенности телосложения, обмена веществ, пропорций тела носят приспособительный характер, являются нормальной биологической реакцией на воздействия тех или иных климатических факторов.

Сравнительный анализ генетико-биохимической изменчивости в человеческой популяции дает ключи к решению ряда серьезных вопросов, связанных с адаптацией разных групп населения к изменению окружающей среды. Уже имеющиеся в распоряжении ученых материалы дадут возможность — после соответствующей их обработки — определить строго научные под ходы к профориентации и размещению народонаселения в экстремальных условиях Крайнего Севера.

— В перечне проблем, которыми занимается коллектив института, есть «антропологическая стандартизация». Что это такое?

— Школьная мебель, перчатки хирурга, скафандр водолаза, пальто, шляпа, ассортиментный план швейного объединения… Эти и многие другие, на первый взгляд совершенно не связанные друг с другом понятия объединяются тем, что имеют самое прямое отношение к антропологии. Дело в том, что для организации массового производства предметов индивидуального пользования, например, одежды, необходимы точные сведения о характере распределения тех или иных размеров человеческого тела по географическим зонам. О многообразии таких параметров по территории страны говорить не приходится: в Советском Союзе достаточно много этнорасовых групп населения, различающихся, по антропометрическим показателям. Всего один пример: средний рост мужчин-эстонцев — 175—178 сантиметров, а мужчин-бурят — 167—168 сантиметров. Разница весьма существенная.

Чтобы создать размерную типологию и установить процентное соотношение типовых фигур по географическим областям, полу и возрасту, ученые института проделали колоссальную работу, обследовав по специально разработанным антропологическим программам двести тысяч человек. В результате стало возможным предложить промышленности размерные стандарты предметов личного пользования.

— Владимир Павлович, последний вопрос: говорят, что существует определенная зависимость между особенностями строения тела и психологическими характеристиками человека. Так ли это!

— Вопрос не нов: он периодически привлекает внимание не столько ученых, сколько обывателей, знающих о проблеме понаслышке.

Попытку выяснить зависимость психологических характеристик человека от особенностей телосложения предпринял в начале XX века австрийский психиатр Э. Кречмер. Он утверждал, что существует определенная связь между конституциями — типами телосложения и психическим складом характера. В разное время разные ученые получали результаты как подтверждающие, так и опровергающие концепцию Кречмера.

Исследования, касающиеся зависимости между психологическими свойствами и конституционными особенностями человека, неоднократно критиковались и за случайный выбор признаков, характеризующих телосложение, и за сомнительную надежность применяемых тестов. Однако реальность различий между некоторыми конституциональными типами людей по психологическим свойствам можно считать установленной. Но ни в коем случае определенные морфологические типы не могут быть интерпретированы как «высшие» или «низшие» по сравнению друг с другом.

В заключение я должен подчеркнуть, что найденные зависимости, хотя они достаточно обоснованы, верны лишь статистически. Известный советский антрополог Я. Я. Рогинский, касаясь этих зависимостей, отмечал, что именно по причине своего статистического характера они «не могут обеспечить надежность прогнозов поведения отдельных людей… Отсутствие строгого детерминизма в намеченных связях между строением тела и характером открывает перед каждым пути к вечно новым и непредвиденным проявлениям своих наследственных задатков… Знание типических природных свойств и умение в них проникнуть облегчает поиски таких путей».

Директор Научно-исследовательского института и музея антропологии имени Д. Н. Анучина Московского госуниверситета доктор биологических наук Владимир Павлович ЧТЕЦОВ.

Что такое антропология суть этой удивительной науки






Обычно с эти читают :



Написать комментарий